Nice-books.ru
» » » » Сергей Каледин - Тахана мерказит [Главный автовокзал]

Сергей Каледин - Тахана мерказит [Главный автовокзал]

Тут можно читать бесплатно Сергей Каледин - Тахана мерказит [Главный автовокзал]. Жанр: Современная проза издательство неизвестно, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Перейти на страницу:

А Ирина Васильевна, словно не замечая растерянности свата, собирала уже стаканы, споласкивала их под рукомойником, ставила обратно на дверцу холодильника и безмятежно вела свой рассказ:

– …Мотаюсь с раннего утра. Сперва в консерваторию потом в т…

Петр Иванович выкопал – под ног чинарик и безуспешно пытался его запалить.

– …в театре устроила разнос, так, для острастки, профилактически. Совсем распустились. Трудовой коллектив, трудовой коллектив!.. Я вам покажу трудовой коллектив! Демократы вшивые! Ишь ты, забастовкой они грозятся!.. Я говорю директору: забастовку объявят – в шею гони!.. Что ты никак не прикуришь? Спичку ближе поднеси. – Она надела дымчатые очки. И сразу помолодела. – Без очков красивше, – отметил Петр Иванович хотя и постарше чуток. Ресницы-то у тебя! По очкам нутри шоркают. Не приклеенные?

Ирина Васильевна засмеялась, сняла очки.

– Подергай,

– И так вижу, – кивнул Петр Иванович. – И зубы тоже хорошие, – добавил он одобрительно. – Как у Борисовны. У Пугачевой.

– Сказал! – Ирина Васильевна обиженно дернула головой, свернутая в пучок коса упала на плечо. – Алка-то какого года? Да и у нее, небось, искусственные. Она ж косметических лечебниц не вылезает. То жир снимать, то еще чего. Молоденького себе завела!..

– Васильевна-а! – пробасил Петр Иванович. – Аллу Борисовну не замай. Я ее уважаю.

– Виски, джин, пиво… – хмуровато перечисляла Ирина Васильевна, выставляя дары на крышку холодильника. Похоже, сильно задело ее сравнение с Пугачевой. Достала коробки стеклянную банку, протянула хозяину. Петр Иванович подозрительно оглядел ее, поморщился.

– Это что за гады?

– Креветки очищенные, не смертельно. К пиву. Да сядь ты, не суетись.

– Ирина Васильевна потянула свата за карман брюк. – Ты ж именинник.

– Какие тут именины! Стройка вконец зае… Ладно, – отрезал Петр Иванович. – Гулять так гулять! – И свернул у джина крышку. – Будешь?

– Немножко, я за рулем… Ну, ты уж совсем, будто корвалол льешь – сорок капель… Вот та-ак. Не зовет сват, думаю, надо самой нагрянуть. За три года ни разу не пригласил!..

Петр Иванович промолчал. «Не пригласил!..» – хитра баба.

– Поехали, – Петр Иванович поднял стакан. – За все хорошее… Легко пошла, мягонькая, словно мышка… Как Там молодые-то, бываешь у них? Или, может, Игорь опять Чего… не в строчку? – не удержал-таки себя Петр Иванович, уколол.

– Оставь, Петя, проехали уже, – с досадой махнула рукой Ирина Васильевна. Но, помолчав, тоже не удержалось: – Конечно, я-то хотела, чтоб кто-нибудь наших – театр, музыка, балет…:; – У тебя уже один балет дома был, – проворчал Петр Иванович. – Завели дома пидора, как хорошо! А нормальный мужик, значит, врач, уже не подходит, не в строчку?

– Да подходит, подходит! Не заводись, сказала же. Сам знаешь – хороший парень, зря нос воротила. Прнаю. Нет, честно, Петь! Я даже не ожидала. И Наташка другая стала, не узнать. Это она ведь меня сегодня к тебе отправила. Поезжай, говорит, у деда сегодня день рождения, а он на даче застрял. Сюда, видно, не приедет. Проведай хоть, поздравь, приятно деду будет… А, Петь! Или, может, я не ко времени? – Ирина Васильевна засмеялась, довольная.

Петр Иванович встал, освежил стаканы.

– Ну, ладно, – проговорил он растроганно. – Поехали, За сказанное!.. За тебя, за молодых! – Он выпил, постоял несколько секунд с закрытыми глазами. Поправился непосредственно. – Ты чего ж на «Мерсе»? По нашим дорогам – джип в самый раз…

– Сперли джип. Мартин сигналацию забыл включить. Сейчас у всех угоняют. Уланову зимой остановили на шоссе, забрали машину. Чуть не замерзла старуха.

Петр Иванович выждал паузу уважения к знаменитой балерине, кашлянул для перебивки темы.

– А у меня к… слышала? Сожгли…

– Да я уж знаю, ребята сказали. Не повезло тебе, Петруша.

– А почему должно везти? Сам живешь, сам и вези… Главное, десять лет строил. Движок от «Волги». Авиационный охладитель масляного редуктора. Длина семь метров… Короче… Прям у пирса. Белым днем…

– Денег хотели?

Петр Иванович кивнул.

– Откуда у меня деньги? Был бы прикуп – жил бы в Сочах! Да и были бы, не дал!

Они помолчали.

– Так один и живешь, Петь? – Ирина Васильевна решила отвлечь свата от грустной темы, но переехала неудачно, тоже на невеселую.

– Да я вроде как, Васильевна, уже придолбился в одинаре-то. Хотя иной раз и скучновато, врать не стану… Ладно… Надо успех закрепить.

Ирина Васильевна накрыла свой стакан ладонью. Петр Иванович закрепил в одиночку, заел креветкой.

– Как Машка?

– Горюет, – вздохнула Ирина Васильевна. – Хомяк у нее сдох. Реву было,,.

– я ей петушка молодого подарю, – предложил Петр Иванович, – кукарекать будет…

Он влек кастрюли хвост, раздербанил его, кости кинул кошкам, похлебку – на плиту. Пока он кухарил, Ирина Васильевна зашла внутрь недостроенного дома Походила, вернулась.

– Небоскреб!.. Не справиться тебе, Петя, с ним. Нанял бы мужиков…

– Кого?! Женьку?.. – неожиданно разозлился Петр Иванович. – Рвань эту. Уж лучше я Машку подожду, Она говорит, погоди, дед, я вырасту – помогать тебе буду.

– А я все понять не могу, чего ее сюда тянет?.. У нас в Пахре дача с бассейном, а ее отсюда за уши не вытащишь, – Здесь природа живая: пруд, курочки, кот Полкан, Мурка с котятами… Андрюха вон, сторожа сын – жених,

– Петр Иванович мотнул головой в сторону калитки.

Ирина Васильевна обернулась. Возле забора стояло странное существо – лысое, толстое, с полуоткрытым ртом. Андрюха блаженно улыбался, катая на ладони пинг-понговый шарик, и помыкивал.

– Бабка его покойница, – продолжал Петр Иванович, помешивая варево,

– на участке у себя поебень-траву выращивала. Вроде жень-шеня, только наоборот – людей водить. Она Андрюху, бывало, на все лето дурдома брала. Хворостиной его стегала за непослушание. А как таблетку ему забудет дать, он на нее кидается: то доской, то зубом непосредственно. Озорной.

Поспел суп-кондей, Дымящееся варево Петр Иванович разлил по кружкам. Ирина Васильевна не совсем уверенно приняла свою порцию.

– До Чикаго-то долечу после него?..

Под ногами мяукнула пестрая полусиамская кошка с впалыми боками. Петр Иванович мельком взглянул на нее, Потом наклонился.

– Ну-ка, Ну-ка, Мурка, иди сюда… Так. Точно. Ощенилась утром непосредственно. Теперь все, Мура, хана тебе. В лес отвожу, на пенек ложу – разрубаю надвое: пусть бежит в разные стороны! Три раза в год! Никакого прокорма не хватит! Да плюс полушку сегодня обгадила, сучонка! Хотя это вроде Полкан…

– А где котята?..

– Котята!.. Дура она тебе! Попрятала. Знает, сучка, что пока слепые, я их запросто купну.

– Топишь?!

– Мя-мя-мя, – напомнил о себе Андрюха.

– Вот тебе и «мя-мя-мя», – Петр Иванович побарабанил ложкой в кружке, попробовал, не горячо ли, и протянул Андрюхе. – Ну, ступай. Отцу привет пионэрский. Кружку вернешь.

– А дом ты свой, Петя, никогда так и не достроишь, – задумчиво сказала Ирина Васильевна.

– Не дострою, – покорно согласился Петр Иванович.

– Вот что, Петр Иванович! У меня ведь к тебе разг – Ирина Васильевна решительно закрутила косу пучок и воткнула в голову костяную шпильку-рогатку. – Оставь-ка ты пока свою стройку века. Тебе денег надо заработать?

– Ну, надо.

– Так вот, ты знаешь – мой первый муж, отец Наташки был еврей…

– Знаю. Бывает.

– Странный у нас был брак, по молодости. Да и странный был товарищ. В университет пешком ходил туда – два часа, обратно – два, А по дороге думает работает. И дома спросишь его что-нибудь, а он: «Не мешай, Ирочка, запомни свою мысль, я думаю». Ученый, солнечные батареи все выдумывал. А у меня, с понимаешь, жнь совсем другая… Развелись. Ему, правда, ходу не давали. Не печатали, на симпозиумы не пускали. Когда мы развелись, он уехал в Израиль. Больше не женился. Живет один с экономкой. Ну вот – в прошлом году была я в Израиле на гастролях, он меня нашел и, представляешь, дом подарил! Дачу на озере. Я ему говорю: мне таких подарков, Наум, не надо, я сам богатая. Хочешь, запиши дачу на внучку. Так он взял переписал на Машку… – Ирина Васильевна помолчала. Надо бы поглядеть, что там. Я не знаю, попаду еще когда в Израиль… У меня гастроли на два года вперед расписаны. И жару я не переношу, да и евреев, если честно, не очень-то. Съездил бы туда ты, Петь, а?.. Взглянул, что за дом. Может сделать что надо… И вообще там люди с хорошими руками нарасхват. Страну заодно посмотришь. Колыбель христианства… Ты в Бога-то веришь?

– Вот сподобился, – Петр Иванович достал кармана брюк бечевку с крестиком, надел на шею.

– В прошлом году вместе с Женькой крестились. С будуна пошли… Когда отдыхаю, – он кивнул на бутылку, – снимаю, грех как-никак.

– Вот и грехи свои замолишь. В Иерусалиме. Поедешь?

Петр Иванович выкопал в щепе бычок, раскурил.

– Там же все по-еврейски говорят.

Перейти на страницу:

Сергей Каледин читать все книги автора по порядку

Сергей Каледин - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.Ru.


Тахана мерказит [Главный автовокзал] отзывы

Отзывы читателей о книге Тахана мерказит [Главный автовокзал], автор: Сергей Каледин. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Nice-Books.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*