Nice-books.ru
» » » » Сергей Григорьев - Морской узелок. Рассказы

Сергей Григорьев - Морской узелок. Рассказы

Тут можно читать бесплатно Сергей Григорьев - Морской узелок. Рассказы. Жанр: Современная проза издательство -, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Морской узелок. Рассказы
Издательство:
-
ISBN:
-
Год:
-
Дата добавления:
3 февраль 2019
Количество просмотров:
358
Читать онлайн
Сергей Григорьев - Морской узелок. Рассказы
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Сергей Григорьев - Морской узелок. Рассказы краткое содержание

Сергей Григорьев - Морской узелок. Рассказы - описание и краткое содержание, автор Сергей Григорьев, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Nice-Books.Ru
Сергей Тимофеевич Григорьев (1875–1953) — выдающийся мастер детской книги. В сборник входят рассказы о гражданской воине, о военно-морском флоте и славном военном прошлом нашей Родины.

Морской узелок. Рассказы читать онлайн бесплатно

Морской узелок. Рассказы - читать книгу онлайн бесплатно, автор Сергей Григорьев
Назад 1 2 3 4 5 ... 57 Вперед
Перейти на страницу:

БУЕК

Бас-геликон

Трое из команды тральщика № 5 погибли от случайного взрыва выловленной в заливе врангелевской мины. Тралили в свежий ветер, сильно трепало. С «Пятерки» была послана шлюпка с рулевым, боцманом Хренковым, зачалить попавшую в тал мину. У фалгребного сломалось весло. Шлюпка потеряла управление, ее ударило о мину. Мина взорвалась. Трое на шлюпке погибли; боцмана Хренкова и минера Степушку только оглушило взрывом.

Степушка оправился от контузии раньше Хренкова: боцман был куда старше минера… Только у Степушки от удара явилось на его веселом открытом лице какое-то удивление, как будто человек готов воскликнуть: «Вот так штука, ха-ха-ха!» Это была как раз любимая поговорка минера, а между тем все заметили, что с момента взрыва Степушка как будто забыл свою поговорку.

У Хренкова от взрыва сильно болела голова, но он не забыл своей поговорки: «Чисто, как на акварели!»

Боцман любил море и корабли не только в натуре, но и написанные и нарисованные, особенно акварелью; отменно он любил те картины, где «берега и знати нет», только вода и паруса, волна и корабли.

«На корабле должно быть чисто, как на акварели…»

Если команда сработала хорошо, лихо, боцман говорил:

«Спасибо, товарищи, чисто, как на акварели!»

Хренков очнулся на борту тральщика, встал на ноги и ругнулся так, что всех пробрала жуть.

— Откуда песок?

Да, на палубе был морской песок. Его нанесли ногами со шлюпки, а на шлюпку, видно, песок попал со дна морского, когда кошкой искали тело того самого фалгребного, у которого сломалось весло: бедняга сразу, выражаясь морским жаргоном, «пошел к центру земли». Кто-то из товарищей сурово пошутил:

— Хренкову боится доложить, что весло сломалось.

Командир «Пятерки» приказал Хренкову и Степушке идти в лазарет. Степушка, сидя в приемной врача, не смел взглянуть на Хренкова, ему казалось, что он перед боцманом в чем-то провинился. Попробовал все-таки объясниться:

— Вот мы с тобой, Егор Степаныч…

— Чего это «мы с тобой»?

Боцман посмотрел в глаза Степушки так, что тот подумал вслух:

— Лучше бы уж и меня…

— Лишние жертвы убавляют личный состав флота, — сказал Хренков, — не ты, а я на руле был.

— Да ведь весло, Егор Степаныч…

— Весло в вальке сломалось — значит, было с пороком. Опять я недоглядел.

— Пожалуйте, — выглянув из кабинета, пригласил врач.

— Ты иди вперед, — приказал Хренков.

Врач долго выстукивал и выслушивал Степушку, возясь возле него, словно муравей около павшего на землю крупного жука. Врач вслух дивился росту, сложению и дородности минера. Степушка разнежился от такого внимания доктора, говорил, что у него и тут болит, и там болит. Все тело!

Доктор нахмурился и еще внимательнее везде слушал и стучал.

«Положит в лазарет — люли!» — подумал Степушка.

— А тут болит? — спросил доктор, крепко и больно ткнув Степушку.

Степушка испугался.

— Ох! Никак нет! — поспешно ответил он.

— Ступай на корабль. Здоров.

— В голове шумит маленько!

— Пройдет!

Степушка поспешно оделся и, выйдя в приемную, фыркнул:

— Вот так штука, ха-ха-ха!

— Пожалуйте, — пригласил доктор Хренкова.

Хренков любил врачебные кабинеты (кроме запаха): тут всегда все блестело и было «чисто, как на акварели». Не хуже, чем на корабле!

Осмотрев боцмана, доктор сказал:

— Придется лечь в лазарет. Надо бы на рентген, да…

— Это к чему? — строго спросил Хренков.

— Вот тут болит?

Врач нажал еще раз за правым ухом — боцман охнул.

— Боюсь, что есть надлом кости. Дело серьезное, друг!

— Где у меня трещина? В котелке? Да?

Хренков рассердился. Доктор настаивал, и наконец боцман согласился.

— Дозвольте только, товарищ, похоронить братишку с честью.

Доктор подумал и сказал:

Это можно.

Возвратясь на корабль, Хренков ответил на вопрос командира:

— Само собой здоров, товарищ командир!

В отряде шли приготовления к похоронам. Погибших хоронили на Митридате. Рабочих в городе было немного, но все же за гробом шла их тысяча человек. Вместе с командами отряда тральщиков шествие получилось довольно внушительное. Играл сводный оркестр отряда.

Хренкову предстояло говорить речь после командира.

Боцман не понимал, что с ним творится. В голове словно помпа качает. Все ему было противно до озноба. Он оглядел могилы в сухой, желтой с древесиной земле.

«На подобной земле папиросный табак садить, а не хоронить в ней героев», — ворчал он про себя.

Могилы были вырыты неаккуратно и чересчур в квадрат.

«Говорил, положить в одну братскую: вместе на фронтах бились, сообща тралили, вместе погибли, и лежать бы, чувствуя плечом товарищей… Да и море отсюда видно — чисто, как на акварели… Из могилы встану — на море взгляну! «Нет, товарищи, они не встанут, наши погибшие товарищи, чтобы взглянуть на родную стихию!»

Впрочем, последние слова уже не из воркотни себе под нос, а из надгробного слова, когда настала очередь Хренкова. Ворчал он басом, а заговорил, сам того не ожидая, да и всех удивил, — чуть не бабьим голосом. Срываясь с голоса, он продолжал:

— Бывало, говорили так: «покойтеся в мире», но я скажу, товарищи: пусть они не покоятся, а беспокоятся, вот как теперь в жестоком сердце беспокоюсь я… И вижу у всех вас, товарищи, тоже неспокойно бьется сердце. Не скажем им: «Пусть будет вам земля легким пухом». Нет, товарищи! Пусть она им будет столько же тяжелой, как и нам теперь тяжело на сердце!..

У Хренкова пресекся голос.

Старшина музыкантов, думая, что оратор кончил речь, приставил ко рту корнет-а-пистон и как-то животом подал знак музыкантам. Однако и сам он, и все оркестранты тут же спохватились: речь только еще началась.

Один лишь бас-геликон крепко гукнул раз, испугался и, выпучив глаза, закрыл ладонью амбушюр своей громогласной трубы.

Боцман Хренков сурово сдвинул брови и, грозно глядя в растерянное лицо контрабасиста, нашел наконец голос и заговорил своим знаменитым в отряде басом, так, что, пожалуй, и на рейде было слышно:

— Вот! Ну что ты сделал? Ты испортить мог торжественный, хоть и горестный момент! Но нет, никто не испортит нам нашей глубокой печали. Ты сам себя уничтожил, друг… Глядите, товарищи, он выходит хоронить героев и даже трубу не почистил.

И в самом деле, хоть и на геликоне играло солнце, но тусклее (или это так всем показалось после слов Хренкова), чем на других трубах.

— На советском флоте, какая бы ни была печаль, все должно так сверкать, чтобы сердце прыгало! Скоро, долго ль, мы должны пойти в великий бой и пойдем — за дело Ленина! А потом мы, после победы, придем сюда, на гору, и тихо скажем нашим погибшим бойцам: «Победа, товарищи, победа! Враг уничтожен на всех морях!» Теперь дуй! — прибавил тихо Хренков, ненавистно глядя в лицо геликонца.

Оркестр грянул. Только у геликонца свело губы, словно он лимон съел, и он никак не мог выдуть звука. А у парня из глаз по щекам покатились слезы.

— То-то! — отводя от него взгляд, буркнул Хренков. Он, щурясь, окинул недовольным взором скат горы, покрытой густо сорняками.

Пониже горы виднелись белые под красной черепицей домики опрятного городка, а дальше, за щеткой мачт рыбачьих баркасов, — исчерна-синий рейд, подернутый серебром ряби. И лиловая даль моря под белесым небом… Чисто, как на акварели!

Плавучий пес

Хренков не мог успокоиться: возвратясь с похорон, матросы нанесут на корабль пыль — у всех в желтой цветени от сорной травы и ботинки и брюки чуть не по пояс. А этот парень с геликоном еще выдумал объясняться:

— Ты пойми, Егор Степаныч! Разве я без сердца? Мази выдают что на корнет, что на мой бас, а какая поверхность? Сравнить нельзя. Кабанья голова в мою трубу влезет…

— Что ж тебе, позолотить трубу?

— На что лучше! — отозвался геликонист, не поняв, что боцман ядовито шутит. — Весь бы оркестр позолотить: красота!

— Эх ты, кумпол! — Хренков отвернулся.

На корабле еще неприятность: на палубе вдруг тявкнул пес. А ребята, стоя кружком, хохочут.

— Откуда пес на корабле? — загремел Хренков.

— Степушка, докладывай!

Матросы расступились. Вперед вышел Степушка. У него на руках барахтался явно молодой, почти щенок, но крупный пес.

Степушка протянул боцману пса:

— Гляди, Егор Степаныч: лапа — во! Плавучий пес, должно быть.

— Где взял?

— Как с похорон шли. Мальчишки вели его топить за молом. Я отнял.

— Топить пса? Эх ты, мальчик с пальчик!

Ребята загрохотали.

— Мальчик с пальчик!

Удачно сострить — значит не только развеселить других. Егор Степаныч и сам смягчился:

Назад 1 2 3 4 5 ... 57 Вперед
Перейти на страницу:

Сергей Григорьев читать все книги автора по порядку

Сергей Григорьев - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.Ru.


Морской узелок. Рассказы отзывы

Отзывы читателей о книге Морской узелок. Рассказы, автор: Сергей Григорьев. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Nice-Books.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*