Nice-books.ru
» » » » Михаил Танич - Играла музыка в саду

Михаил Танич - Играла музыка в саду

Тут можно читать бесплатно Михаил Танич - Играла музыка в саду. Жанр: Русская классическая проза издательство неизвестно, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Играла музыка в саду
Издательство:
неизвестно
ISBN:
нет данных
Год:
неизвестен
Дата добавления:
7 февраль 2019
Количество просмотров:
145
Читать онлайн
Михаил Танич - Играла музыка в саду
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Михаил Танич - Играла музыка в саду краткое содержание

Михаил Танич - Играла музыка в саду - описание и краткое содержание, автор Михаил Танич, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Nice-Books.Ru

Играла музыка в саду читать онлайн бесплатно

Играла музыка в саду - читать книгу онлайн бесплатно, автор Михаил Танич
Назад 1 2 3 4 5 ... 40 Вперед
Перейти на страницу:

Танич Михаил

Играла музыка в саду

Танич Михаил

Играла музыка в саду

СОДЕРЖАНИЕ

Состоявшийся вариант

Человек за бортом

Завещание

Калейдоскоп

К слову, о Ельцине

Таганрог

Про это

Михаил Танич

Школа первой ступени

"Пятьсот веселый" до Ростова

Провинция, прощай!

Враг народа

Скрипач

Лучше татарина

Светлый Яр

Переход через Альпы

Константин Ротов

Женщины

Отступление о танках

Гнездо

Нольная линия

Пузо

Вальс Хачатуряна

Крещение войной

"Свидетель"

Крючки и пуговицы

Хорошие ребята

Офицерская ушанка

"Мордой не вышел"

"Магадан"

Портвейн три семерки

Песне-графия

Чужая судьба

Два портрета

Мариуполь

"Перебиты-поломаны крылья"

Звезды с неба

Первые радости

Кроссворд

"Давайте жить дружно!"

Птица Феникс

Отрицательный герой

6 : 1

А можно рукопись продать?

"Красное солнышко"

Чистилище

Колесо обозрения

Систолическая пауза

Будем - как Пушкин!

Поминки по друзьям

"Проскакал на розовом коне..."

Сергей Коржуков

"Лесоповал", воскресение

Десять заповедей

Грузинские дела

Нетелефонный разговор

Не ангел

Прощание с книгой

Конец после конца

Селедка залом

Сторонний человек

Автор газеты "Правда"

Исповедь?

Взморье

Лида

Одиннадцатый пункт

Весна. Черемуха. Холодрыга

Война. Обратная дорога

Смерть фараона

Письмо Мише Шейкину

Короткое замыкание. Эпилог

Мы так недавно и давно

Дружили с девочкой из хора

И летним вечером кино

Смотрели в щелочку забора.

Играла музыка в саду,

Вот только память позабыла

В каком году, в каком году

Все это с нами было?

Бегут-бегут за нами вслед

Любви неясные тревоги!

Длинней, чем жизнь, дороги нет,

Но и короче нет дороги.

И как от камешка в пруду,

Года расходятся кругами!

В каком году, в каком году

Все это было с нами?

(Из моей песни)

СОСТОЯВШИЙСЯ ВАРИАНТ

Есть среди снимков в этой книге один неприметный, любительский: в перешитой шинели и блатной ростовской кепочке стою на палубе пароходика, плывущего по Тихому Дону. Найдите его сразу, не мешкая, и потом продолжайте чтение. 1947-й год. Конец апреля, шолоховские места. Мне двадцать три года, я полон надежд и планов, просто здоровья, впереди - вся жизнь с ее тысячей вариантов. Я только что простился со случайной любовью, молоденькой казачкой, которая почему-то, наверное, нарочно для меня, жила одна в огромном доме у самого дебаркадера "Багаевская", и пароходик, как всегда на реке, плевал на расписание и запаздывал часа на четыре, и дошлепал до нас уже под утро.

Итак, стою на палубе после бессонной ночи, полной объяснений в вечной любви, слез и поцелуев. Любовь была неловкой, застенчивой ("мы же почти незнакомы!"), как следствие разговоров - ну, до чего могут договориться двое двадцатилетних - мальчик и девочка - на рассвете теплого апреля месяца, когда познакомивший их друг сладко сопит в соседней комнате пустого казачьего дома? И пароходик хоть и опаздывает, но вот-вот загудит у причала и скорее всего разлучит их навсегда?

Впереди - предмайские хлопоты, плыву в столицу моей юности, город Ростов-на-Дону. И предстоит: а) целая счастливая жизнь, б) получить и истратить денежки за написанные мелом на клею по красной бязи два десятка первомай-ских лозунгов - традиционный заработок студента архитектурного факультета и в) вообще предпраздничная суета в связи с 1 Мая. Был такой красный день календаря - "Боевой смотр международной солидарности трудящихся". Сейчас рука с трудом выводит эти черт-те кем придуманные торжественные слова, а тогда 1 Мая гремели по всей стране духовые оркестры, на трибунах, наскоро сколоченных, стояло мордатое начальство с красными бантами, а мы топтались, построившись в колонны, с искусственными цветами, под песни Леонида Утесова и Изабеллы Юрьевой. Фантасмагория! И где-то рядом с этими построенными колоннами прохаживался и посмеивался Мессир Воланд, наш будущий знакомец - он еще лежал в столе у Елены Сергеевны Булгаковой.

Мы были с Никитой Буцевым в гостях у его родителей. Просто так, на несколько дней вырвавшись из голодной студенческой жизни живущего по карточкам города, - в рай хлебосольного дома: отец Никиты много лет заведовал продуктовым магазином "Рыбкоопа" в станице Багаевской. Можно представить, как принимали в казачьем дому единственного сына!

Вы знаете, что такое каймак? Это собранные вершки с топленого молока, розовые, с коричневой корочкой. Это - среди всех молочных деликатесов - как небоскребы рядом с хрущевскими пятиэтажками. Так вот каймак в глечиках вносили и вносили из погреба к завтраку. А к обеду был казачий борщ с курицей (лучшая уха - из петуха!) и жареный сазан, да еще с жареной же сазаньей икрой - тоже небо-скреб среди рыбных шлягеров!

А днем на мотоцикле мы ездили ловить, а потом варили, раков - огромных зеленых речных ихтиозавров нашего времени. А вечером женихались, неуклюже ухаживая за местными девицами, под семечки, столичные кавалеры из города Ростова-на-Дону. Одно из знакомств вам уже известно, как закончилось. Короче говоря, для описания этого холидея нужно перо нашего Николая Васильевича Гоголя или, в крайнем случае, ихнего Марка Твена.

Значит, стою на палубе парохода, с еще не остывшими поцелуями на губах, отвечаю гудками на гудки встречных суденышек, полон раздумий о ближайшем и дальнем будущем, обещавшем этому молодому человеку с боевыми орденами и медалями миллион вариантов. Один другого заманчивей.

Во-первых, закончить институт, послать к черту и забыть весь этот сопромат и начертательную геометрию с ее эпюрами, получить диплом с отличием, с перспективой стать главным архитектором Москвы. Ну кто же в двадцать три года согласится на меньшее?

Во-вторых, совсем непонятно, что стихам, которые пишутся с детства, грош цена в базарный день, но видится свой двухтомник, почему-то в синем переплете, на полках городской библиотеки, где-то рядом с Твардовским - на "Т". Вот вам и еще один вариант: Михаил Лермонтов!

А мечта надеть майку футбольного ЦДКА, да не какую-то, а именно с номером "9", чтобы рядом с Федотовым мелькать на поляне и в отчетах о матчах в газете "Советский спорт"! Короче говоря, мечты не имеют границ ни в пространстве, ни во времени, ни в подвинутом разуме.

Помните? Были последние числа апреля 1947-го года. А на 30 апреля судьба заказала мне совсем другой, к сожалению, сбывшийся вариант. Уже было закончено оперативное следствие по политическому делу трех студентов, которое Ростовская госбезопасность холила и пестовала почти что целый год. Фотографировали этих шпионов своими длиннофокусными аппаратами с другой стороны улицы, а как же? Надо же было выявить все их тайные связи!

Некоторые из моих студенческой поры снимков я потом, читая наше пухлое дело, видел в длинном конверте прилепленном к папке, как вещественные доказательства нашей антисоветской деятельности. Только сделаны они были из-за спины нашего фотографа их умельцем и были размером два на восемнадцать, представляете? И наш фотограф тоже был зафиксирован и мог впоследствии разделить наш срок на лесоповале. Слава Богу, его пощадили.

А связи здесь были простые - бутылка водки, разлитая в пивные кружки в знаменитой пивной на Богатяновском. Но уже было заготовлено место на полу в тюрьме на том же Богатяновском. И уже подшиты все доносы, вызваны все свидетели, которые "на забоюсь" подписали им что угодно.

И уже был переломлен мой позвоночник на шесть лет, а потом и навсегда, только я не знал об этом, стоя на палубе пароходика, плывущего из станицы Багаевской в город Ростов-на-Дону. Навстречу тому единственному состоявшемуся варианту моей жизни, о котором я и попытаюсь рассказать вам в этой книге.

Конец подписи к фотографии.

Был хлеб богатяновский горек,

Совсем уж не хлеб, а припек,

Но пайку в прогулочный дворик

Таскал я с собою, как срок.

И мы по квадрату ходили,

А там, за колючей стеной,

Сигналили автомобили

У той знаменитой пивной.

И память моя отобрала

Знакомое до мелочей

Прогулочный дворик централа

И звон вертухайских ключей.

Зароется в папки историк

И скажет про те времена:

Прогулочный дворик,

Прогулочный дворик

Такая большая страна.

ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ

Зачем пишу-то? А кто бы знал! Смутили, соблазнили небольшими деньгами - в большие бы не поверил, это всегда обман, у меня их и не было никогда, озадачили.

- Ты повспоминай, жизнь твоя - это ж радуга! Ну попробуй - строчечка за точечкой...

Да уж, радуга: все семь цветов - черные!

И вот я согласился, заточил угольки, загрунтовал пространство, кисти помыл. А чего писать, не придумал.

Назад 1 2 3 4 5 ... 40 Вперед
Перейти на страницу:

Михаил Танич читать все книги автора по порядку

Михаил Танич - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.Ru.


Играла музыка в саду отзывы

Отзывы читателей о книге Играла музыка в саду, автор: Михаил Танич. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Nice-Books.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*