Nice-books.ru

Мрачные ноты (ЛП) - Годвин Пэм

Тут можно читать бесплатно Мрачные ноты (ЛП) - Годвин Пэм. Жанр: Современные любовные романы год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Мрачные ноты (ЛП)
Автор
Дата добавления:
12 январь 2022
Количество просмотров:
14
Читать онлайн
Мрачные ноты (ЛП) - Годвин Пэм
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Мрачные ноты (ЛП) - Годвин Пэм краткое содержание

Мрачные ноты (ЛП) - Годвин Пэм - описание и краткое содержание, автор Годвин Пэм, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Nice-Books.Ru

Меня называют шлюхой. Возможно, они правы. Иногда я совершаю поступки, которые презираю. Иногда мужчины пользуются мной без спроса. Но у меня есть музыкальный дар, всего один год до выпускного в средней школе и план. С одним препятствием. Эмерик Марсо не просто пользуется. Он овладевает моей силой воли и, как мрачная нота, разрушает ее. Когда он приказывает мне играть, я готова отдать ему всё. Я преклоняюсь перед ним для наказаний, трепещу от его прикосновений и рискую всем ради наших украденных мгновений. Он — моё увлечение, мой господин, моя музыка. И мой учитель.

 

Мрачные ноты (ЛП) читать онлайн бесплатно

Мрачные ноты (ЛП) - читать книгу онлайн бесплатно, автор Годвин Пэм
Назад 1 2 3 4 5 ... 91 Вперед
Перейти на страницу:

Пэм Годвин

Мрачные ноты

Серия: Вне серии

Переводчики: Александра К., Дмитрий П.

Редактор: Лилия С.

Вычитка и оформление: viki_k_n

Глава 1

Мрачные ноты (ЛП) - img_1

АЙВОРИ

Нищета.

Раньше было намного легче.

Может, потому что я мало что помню из детства. Поскольку была счастлива.

А теперь всё, что осталось, это боль, вопли и неоплаченные счета.

В свои семнадцать лет я мало знаю о мире, но признаю, что быть нежеланной и несчастливой — перенести труднее всего, чем не иметь никакой еды.

Мой желудок стягивается узлом. Возможно, если меня стошнит до того, как я выйду из дома, это ослабит мои нервы и очистит голову. Только я не могу позволить себе потерять калории.

Глубоко вздохнув, проверяю, как на моей самой красивой рубашке держатся пуговицы, и что мое существенное декольте по-прежнему скромно прикрыто. Юбка длиной до колен сегодня вписывается лучше, чем она выглядела в дешевом комиссионном магазине, а балетки... Проехали. Ничего не могу поделать с треснувшими подошвами и разодранными носками. Это единственная моя обувь.

Выхожу из ванной и на цыпочках прокрадываюсь на кухню, расчесывая дрожащими пальцами свои волосы. Влажные пряди спадают мне на спину и от этого моя рубашка мокнет. Дерьмо, теперь мой лифчик виден через влажную ткань? Мне следовало приподнять или высушить свои волосы, но у меня нет времени, и от этого мой желудок еще больше сжимается.

Господи, я не должна так беспокоиться. Это всего лишь один из первых дней в школе, я уже справлялась с этим несколько раз.

Но это мой выпускной год.

От него будет зависеть вся моя жизнь.

Одна ошибка, далекий от совершенства средний бал, нарушение дресс-кода, малейший проступок переключит всеобщее внимание с моего таланта на бедную девушку из Трема. Каждый мой шаг в мраморных залах Академии Ле Мойн, — это попытка доказать, что я больше, чем просто та девушка.

Ле Мойн — одна из самых признанных, элитных и дорогих высших школ искусства в стране. И это, черт побери, пугает. Не имеет значения, являюсь я наилучшей пианисткой в Новом Орлеане или нет. Начиная с девятого класса, администрация академии всегда искала причины, чтобы исключить меня и заполнить мое конкурентное местечко студентом, который привнесет талант и финансовые возможности.

Вонь затхлого дыма возвращает меня к реальности моей жизни. Щелкаю выключателем на кухонной стене, освещая груды сдавленных пивных банок и пустых коробок из-под пиццы. Грязные тарелки заполняют раковину, на полу валяются окурки. А это еще что, черт возьми? Я опираюсь на стол и фокусируюсь на сгоревшем остатке, находящемся в углублении ложки.

Вот ублюдок. Неужели мой брат использовал нашу лучшую посуду для приготовления кокса? Я в гневе выбрасываю ложку в мусорное ведро.

Шейн утверждает, что он не в состоянии оплачивать счета, но у безработного ублюдка всегда есть деньги на вечеринку. Мало того, когда я уснула, кухня была безупречной, несмотря на цветущую на стенах плесень и отслоившийся от досок ламинат. Это наш дом, черт побери. Он — единственное, что у нас осталось. Шейн и мама даже не догадываются, через что мне пришлось пройти, чтобы погашать ипотечные платежи. Но ради их же блага, надеюсь, они никогда не узнают.

Прикосновение к моей лодыжке пушистого меха привлекает мое внимание к полу. На меня таращатся огромные светящиеся глаза из-под оранжево-полосатой мордочки, и я расслабляюсь.

Шуберт наклоняет свою потрепанную кошачью мордочку и трется усами о мою ногу, а хвостик подергивается в воздухе. Он всегда знает, когда я нуждаюсь в любви. Иногда мне кажется, что только он излучает любовь в этом доме.

— Мне пора идти, мой сладкий, — шепчу ему, почесывая его шерсть за ухом. — Будь послушным котиком, хорошо?

Я с облегчением достаю последний кусочек бананового хлеба, спрятанного в задней части буфета, осознавая, что Шейн его не обнаружил. Заворачиваю кусок хлеба в бумажное полотенце и пытаюсь пройти к входной двери как можно тише.

Наш полуразрушенный дом — это одна широкая комната, длиною в пять комнат. Без коридоров. С расположенными рядом друг с другом комнатами и с выстроенными в линию дверями таким образом, что, если бы я стояла во дворе с дробовиком и стреляла по входной двери, то не задела бы при этом стены.

Но я могла бы задеть Шейна. Умышленно. Потому что он чертова обуза и попусту тратит свою жизнь. А еще он на девять лет старше и на сто пятьдесят фунтов тяжелее меня, и он мой единственный брат.

Под моими ногами скрипят столетние деревянные доски, и я перестаю дышать, ожидая рычание пьяного Шейна.

Тишина. Спасибо, господи.

Прижимая к груди завернутый в салфетку хлеб, миную комнату матери первой. Я проходила здесь полчаса назад, сонная, шаркая в темноте на пути к ванной комнате. Но благодаря кухонному свету, пробивающемуся сквозь дверной проем, я вижу схожие с человеком очертания на ее постели.

Удивленно спотыкаясь, пытаюсь вспомнить, когда видела ее в последний раз. Две... три недели назад?

В груди трепещет волнение. Может, она пришла домой, чтобы пожелать мне удачи в мой первый учебный день?

За три тихих шага я подхожу к кровати. Прямоугольные комнаты такие тесные и узкие, но потолки имеют высоту в двенадцать футов, а, возможно, и выше. Папочка говорил, что скатная крыша и длинное горизонтальное расположение были вентиляционной конструкцией, по которой распространялась вся его любовь.

Но папочка умер, и все, что осталось циркулировать по дому, — это затхлый запах от оконных блоков, вызывающий кашель

Я склоняюсь над матрасом, напрягая зрение, чтобы увидеть в тени коротко постриженные мамины волосы. Вместо этого, меня встречает горький запах пива и травки. Ну, конечно. По крайней мере, она одна. Я не заинтересована во встрече с ее мужчиной-на-один-месяц для развлечения.

Должна ли я разбудить ее? Инстинкт подсказывает мне не делать этого, но, черт побери, я так хочу почувствовать ее объятия.

— Мама? — шепчу.

Комок на постели шевелится, и громкий, глубокий стон доносится из-под одеяла. Стон человека, который я узнаю с ужасом.

По спине бежит холодок, когда я отскакиваю назад. Почему лучший друг моего брата находится в постели мамы?

Лоренцо взмахивает вверх своей мощной рукой и хватает меня за шею, подталкивая к себе.

Я бросаю хлеб, пытаясь оттолкнуться от него, но он сильный, противный и никогда не реагирует на слово «нет».

— Нет, — все равно говорю я, страх усиливается в моем голосе, и пульс грохочет в ушах. — Прекрати!

Он опрокидывает меня на кровать, толкая лицом вниз к своему потному телу. Я задыхаюсь от пивного перегара. Затем от веса его тела, рук... о боже, его эрекции. Он шлепает меня по заднице, сминает мою юбку, и его тяжелое дыхание отдается скрежетом в моих ушах.

— Отвали от меня! — Я дико трясусь, цепляясь пальцами за одеяло, но от этого никакого толку. — Я не хочу. Пожалуйста, не...

Он накрывает мой рот ладонью, затыкая меня и ограничивая своей силой мои движения.

Тело становится холодным, онемевшим, разваливается, словно мертвая вещь, отделяясь от собственного сознания. Я позволяю себе испариться, переношусь в знакомое и любимое убежище, поскольку окутываю все свое существо темнотой, легкими касаниями клавиш фортепиано, атональным ритмом. Соната Скрябина №9. Вижу, как мои пальцы пробегают по фортепьяно, слышу навязчивую мелодию и ощущаю каждую дребезжащую ноту, которая затягивает меня глубоко в черноту. Подальше от моего тела. И от Лоренцо.

Рука ползет по моей груди, сжимая ее, стягивая с меня рубашку, но я теряюсь в диссонирующих нотах, воссоздавая их со всей осторожностью, отвлекая собственные мысли. Он не может причинить мне боли. Не здесь, не с моей музыкой. Никогда больше.

Назад 1 2 3 4 5 ... 91 Вперед
Перейти на страницу:

Годвин Пэм читать все книги автора по порядку

Годвин Пэм - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.Ru.


Мрачные ноты (ЛП) отзывы

Отзывы читателей о книге Мрачные ноты (ЛП), автор: Годвин Пэм. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Nice-Books.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*