Nice-books.ru
» » » » Андрей Плеханов - Франкенштейн. Мёртвая армия

Андрей Плеханов - Франкенштейн. Мёртвая армия

Тут можно читать бесплатно Андрей Плеханов - Франкенштейн. Мёртвая армия. Жанр: Альтернативная история издательство -, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Франкенштейн. Мёртвая армия
Издательство:
-
ISBN:
-
Год:
-
Дата добавления:
3 февраль 2019
Количество просмотров:
93
Читать онлайн
Андрей Плеханов - Франкенштейн. Мёртвая армия
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Андрей Плеханов - Франкенштейн. Мёртвая армия краткое содержание

Андрей Плеханов - Франкенштейн. Мёртвая армия - описание и краткое содержание, автор Андрей Плеханов, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Nice-Books.Ru
Виктор Ларсен — врач, потомок викингов, снайпер и умелый боец на мечах. Он прошел войну в Афганистане и обнаружил там магический предмет. С ним проходят невероятные происшествия, и он не понимает, зачем и кому это нужно. Шаг за шагом Виктор распутывает клубок событий, происходящих вокруг, и борется только за то, чтобы выжить, когда гибель кажется неминуемой. Виктор переселяется в Норвегию в надежде сделать свою жизнь более спокойной. Но настоящие приключения только начинаются. Повелитель мертвых псов, бредет по дороге, проложенной для него чужими людьми, и едва успевает отбиваться от чудовищ.

Франкенштейн. Мёртвая армия читать онлайн бесплатно

Франкенштейн. Мёртвая армия - читать книгу онлайн бесплатно, автор Андрей Плеханов
Назад 1 2 3 4 5 ... 45 Вперед
Перейти на страницу:

Андрей Плеханов

Франкенштейн. Мёртвая армия

ISBN: 978-5-904454-72-2

Эпизод 1


Северная Норвегия, провинция Нурланн. Январь 2005 года

Норвегия омывается с юга теплым Гольфстримом. Чем дальше от моря, чем выше в горы — тем холоднее. В Нурланне морозы порою доходят до минус тридцати, но случается такое редко. Смешение нагретого экватором воздуха и ледяного дыхания Арктики подобно столкновению тяжелых бычьих лбов. Летом это приводит к беспросветным унылым дождям, а зимой — к тоскливым снегопадам или пурге. Бешеный ветер с запада наметает повсюду многометровые сугробы.

Ночь. Вьюга обдувает одинокий дом, стоящий на пятьдесят шагов выше замерзшего фьорда. Над домом растет лес из приземистых сосен и берез, скрученных ветрами. На десятки километров вокруг ни одной человечьей души.

Дом одноэтажный, большой, с хозяйственными пристройками по бокам и узкой наружной верандой-галереей, переходящей в пологое крыльцо. Черепичная крыша спрятана под шапкой снега. Окна маленькие и глубокие, лишь одно из них светится тускло и призрачно. Строение стоит на высоком фундаменте, сложенном из грубо обтесанных каменных глыб. Сруб деревянный, пропитанный по старинному обычаю ярко-ржавым составом из муки, железного купороса и извести. Бревна не оструганы и оттого щетинятся махрами. Такие дома живут столетиями, их не берет никакая сырость.

Дом окружен глухим частоколом из заостренных бревен, вбитых в землю.

Хозяин дома дремлет на широкой кровати, покрытой лосиной шкурой. Он одет в комбинезон камуфляжной раскраски, на ноги накинуто ватное лоскутное одеяло. Унты из оленьего меха стоят в углу. Хозяин спит чутко, вполглаза, раскинувшись на спине. Правой рукой он держит ствол охотничьего дробовика, приклад — на полу. Рядом с левой рукой стоит древний персидский меч, воткнутый в стойку — чтобы ухватисто выдернуть клинок за долю секунды. Комната большая, стены ее обшиты сосновыми рейками. На полках — десятки искусно сделанных чучел: куницы, зайцы, совы и куропатки. В углу — массивная круглая печка с открытой дверцей, в ней светятся умирающие угли. На столе горит пять свечей. Рядом с печью лежит собака — гигантская, черная, со странно светлыми ушами.

В окно снаружи бьет глухо и сильно, словно кинули большой ком сырого снега.

Собака открывает глаза, вскакивает и гавкает. Рука хозяина вздрагивает, ружье падает на пол. Человек садится на кровати и прижимает ладони к глазам, трет лоб. «Что, Дагни, гости пожаловали?» — говорит он. Подходит к окну, на треть заметенному снегом, и стирает со стекла морозные узоры. «Плохая ночь, Дагни».

Над фьордом светит ярко-желтая луна — пурга, что мела три дня подряд, резко стихла, словно на небесах завернули вентиль брандспойта. С той стороны окна возникает лицо — прозрачное, будто вырубленное изо льда. Собака в два прыжка пересекает комнату, упирается в подоконник лапами и оглушительно лает. «Спокойно, Дагни, стекло расколотишь!» Ночной призрак исчезает, теперь в окне отражается худощавое и скуластое лицо хозяина, Виктора Ларсена. Здесь, в Норвегии, его обычно зовут именем Торвик — те, кто знает. Кто не знает, кличут его Томасом — во всяком случае, в водительских правах он именуется Томасом Стоккеландом. Длинные, до плеч, светлые волосы, узкий сломанный нос с нервно расширенными ноздрями, тонкогубый рот, бледный и широкий, словно поперек лица грубо черкнули ножом. И глаза разного цвета — правый зеленый, левый голубой. Усы и борода каштанового цвета.

Виктор хватает собаку за ошейник и стаскивает ее на пол. Уши ее не собачьи, а свиные, бледно-палевые, пришитые большими аккуратными стежками. Собака утыкается хозяину носом под мышку, в ней не меньше метра в холке. «Спокойно, собака, спокойно, — говорит Ларсен. — Сейчас пошлем птиц, посмотрим, кто пришел. Не думаю, что сегодня будет хуже, чем год назад. Хуже просто не бывает».

Он разворачивается и идет к вешалке в углу, растирая грудь в области сердца. Сильно хромает, левая нога его издает стук — не деревянный, а пластиковый. Обувается, надевает полушубок из бурого меха росомахи, насаживает на лоб прибор ночного видения, натягивает волчью ушанку. Поверх полушубка ложится брезентовая разгрузка, карманы ее набиты охотничьими патронами с крупно нарезанной самодельной картечью и усиленным пороховым зарядом. Выходит в коридор, подсвечивая фонарем, выпускает перед собой Дагни. Тут толпятся другие собаки — их много, глаза их светятся желтым в темноте. Виктор распахивает дверцу чердака и выпускает четырех сов. «Анзгар, Гунвор, Антон, Бодил, полетели, — бормочет он. — Вперед, вперед, покажите мне их морды». Торвик толкает дверь, и птицы вылетают наружу, за ними с бешеным лаем выплескивается свора собак. Ларсен наблюдает через прибор ночного видения четыре человекоподобных силуэта, каждый под три метра ростом. Твари медленно двигаются к дому, глубокий снег задерживает их. Виктор стреляет из двустволки, стараясь не попасть в псов, яростно атакующих пришельцев. Первый из гигантов рушится у самых ног Виктора, на лбу монстра блестят металлические пластины, стягивающие череп. Ларсен стреляет без передышки, укладывая непрошеных гостей одного за другим, перезаряжает дробовик скупыми, отточенными движениями. Через несколько минут бой закончен. Виктор взмахивает рукой, приказывая армии оставаться на месте, и идет вперед, обходя трупы гигантов и собак.

Он останавливается около одного из монстров, освещает его фонарем. Массивная туша лежит на спине, правая рука отгрызена до локтя, снег вокруг пропитан кровью. Картечь вошла гиганту в горло, разворотив шею и почти не тронув морду. Очаровательный экземпляр... Челюсти как у гориллы, пасть открыта, из нее торчат желтые клыки длиной в полпальца. Нос, вывернутый ноздрями вперед. Желтые глаза мертво таращатся в небо из-под массивных надбровий. На низком лбу — титановые скобы поверх уродливого бугристого рубца. Спутанные бурые космы на голове, голая бледная кожа с синим узором вен, бугры неестественно вздутых мышц. Реликтовый гоминид, снежный человек? Вряд ли. Он не родился таким, его кто-то сделал. Ларсен уже вскрыл парочку гигантов и обнаружил не только трепанацию черепа, но и следы других хирургических вмешательств. Причем, судя по шовному материалу и операционной методике, потрудились здесь не таинственные инопланетяне, а люди.

Торвик мог бы включить несколько гигантов в свою армию, сделав ее почти непобедимой, но что-то останавливало его. Он сомневался, что сможет контролировать трехметровых монстров. Было в них что-то искусственное, до жути чуждое и непонятное. Кроме того, как прокормить такие туши, если, конечно, это не тролли, питающиеся камнями? Наконец, как объяснить любому, кто забредет к его дому, что за питекантропы пасутся на травке? Про собак объяснять ничего не нужно — они сами объяснят кому угодно, что надо удирать со всех ног и радоваться, пока жив.

Во время первой вылазки нескольких подобных образин из Червоточины Ларсен едва не погиб. Случилось это в сентябре прошлого года — снег еще не выпал, тварям ничто не мешало мчаться с крейсерской скоростью, а в войске Виктора было тогда всего пять псов. Виктор начал палить с дальнего расстояния, вбивая в грудь монстров заряд за зарядом без особого результата. Когда между ним и ближайшим гигантом осталось метров пять, Торвик задержал дыхание, прицелился не спеша, как в прошлом, на стрельбах, и влепил из обоих стволов точно в башку, развалив ее пополам. То же случилось и с остальными троими йотунами.

Сегодня он целился в косматые головы сразу, не раздумывая. Собаки сдерживали тварей, отвлекая на себя. В этот раз он управился быстро. «Уроды, — бормочет Вик. — Знать бы, кто вас сделал... Откуда вы прётесь, изувеченные троглодиты? Что вы здесь забыли?»

Идти нелегко, Ларсен тяжело дышит, проваливаясь в снег по колено. Свет фонаря прыгает по бороздам, проложенным массивными пришельцами, по следам собак, по черным пятнам крови. Виктор мог бы вернуться, надеть снегоступы, даже оседлать снегоход, но некогда. Если из Червоточины, пока она не закрылась, вылезут еще твари, он должен прихлопнуть их сразу, пока не очухались. Да и идти недалеко.

В полукилометре от дома Виктор добирается до широкой расщелины в скальном выступе. Камни здесь черны и голы, кусты и деревья не могут зацепиться на них корнями. Летом валуны покрыты неряшливыми пятнами лишайника, сквозь расселину стекает ручей, образуя небольшой водопад. Сейчас все заметено снегом. В воздухе бледно мерцает овальная завеса. Перед ней едва угадывается фигура прозрачного человека.

Червоточина.

Ларсен стреляет от живота, не целясь. Картечь пролетает сквозь прозрачного, не причиняя ему вреда. Прозрачных нельзя убить — во всяком случае, Торвик никогда не видел ни одного мертвого прозрачного. Призрак исчезает, через несколько секунд Червоточина истаивает во мраке.

Назад 1 2 3 4 5 ... 45 Вперед
Перейти на страницу:

Андрей Плеханов читать все книги автора по порядку

Андрей Плеханов - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.Ru.


Франкенштейн. Мёртвая армия отзывы

Отзывы читателей о книге Франкенштейн. Мёртвая армия, автор: Андрей Плеханов. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Nice-Books.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*
Все материалы на сайте размещаются его пользователями.
Администратор сайта не несёт ответственности за действия пользователей сайта..
Вы можете направить вашу жалобу на почту free.all.libraries@yandex.ru или заполнить форму обратной связи.