Nice-books.ru
» » » » Алексей Биргер - Тайна взорванного монастыря

Алексей Биргер - Тайна взорванного монастыря

Тут можно читать бесплатно Алексей Биргер - Тайна взорванного монастыря. Жанр: Детские остросюжетные издательство -, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Перейти на страницу:

— Да нет, — ответил я, — не бойтесь, ничего страшного. Решил подбить Гришку-вора на какой-то дальний поход, вот и все.

— Вот и все? — хмыкнул Миша. — Представляю, что вы из этого сумеете наворотить!.. Гм… Гришка-вор, говорите?

— Ну да, — кивнул я. — А вы чем занимаетесь? — я не мог сдержать любопытства.

— А это, видишь, Михал Дмитрич готовится представить меня к награде за заслуги перед органами, — с важным видом сообщил смотритель маяка. Он повернулся к зеркалу и стал приглаживать свои торчащие в разные стороны седые волосы.

— За заслуги?.. — я бы решил, что Севериныч очередную «пулю льёт», но вот, Миша сидит здесь, и документы перед ним — причём, видимо, документы важные, раз они хранились так долго…

— Да ты побольше его слушай! — рассмеялся Миша. — Мы тут историческую справедливость восстанавливаем. Будем о прибавке к пенсии Северинычу хлопотать, как незаконно пострадавшему и на Дальнем Севере выслугу лет имеющему.

— Так вы на Дальнем Севере были? — повернулся я к смотрителю маяка.

— Был, — кивнул он. — На Крайнем Севере, на Крайнем.

— На Крайнем, на Дальнем — все одно, — махнул рукой Миша. — Я одного не понимаю: чего ты молчал? Язык ведь у тебя подвешен так, что дай Бог каждому!

— Ну, а чего болтать? — проворчал смотритель. — Не приведи Господь, времена переменятся, так мне эту болтовню по новой припомнят.

— Прости, Севериныч, но ты старый болван! — с чувством сказал Миша. — Небылицами свою жизнь украшаешь, а о правде, которая любых небылиц покруче, молчишь в тряпочку! Это ж придумать надо! И кто тебе припомнит? Ты сам напоминать должен, ведь и в то время ты компенсацию не получил. Вот, написано здесь, чёрным по белому, «полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления», и годы, проведённые на севере, указано засчитать в общий трудовой стаж, со всеми полагающимися северными коэффициентами и надбавками, когда дело дойдёт до пенсии. Если б я в архивы нашего ведомства не полез, так бы и сидел ты ничего не имея.

— То-то и оно, что в вашем ведомстве все учтено и хранится, без срока давности, — буркнул смотритель. — Выходит, по этим бумажкам можно, если лыко в строку ляжет, по новой меня сграбастать, да?

— Нет, ты погляди на него! — воззвал ко мне Миша. — Я ему хочу как лучше сделать, а он брыкается. И ведь ни за что я про это не узнал бы, если бы не вся эта история… Дай, думаю, загляну в архивы, мало ли что… Ведь в наших краях каждый второй из его поколения через лагеря прошёл. Хотел за помощь его отблагодарить, а он…

Миша вспоминал ту историю, когда Севериныч своим враньём и небылицами запутал все дело так, что просто удивительно, как нам вообще удалось его распутать. Правда, вся путаница, которую он устроил, в итоге действительно оказалась только к лучшему, ведь не возьмись он врать напропалую, и не возникло бы улик против преступников, которые задёргались просто жуть, и веселья под конец он нам, во всяком случае, доставил немало.

— Так ведь пуганая ворона и куста боится, — возразил Севериныч. — Однако ж, за добро спасибо. Разве я не ценю?

— Так вы сидели? — вмешался я. — За что? Когда?

Этот кусок биографии Севериныча оказался для меня полной неожиданностью. Никогда, ни полсловечком во время всех своих бесконечных рассказов, не упоминал он о том, что несколько лет провёл в лагере, далеко на севере. Видно, крепкий засел в нём страх, что всё это может повторится.

— Сидел, — усмехнулся смотритель. — Говорят же, что от сумы да тюрьмы не зарекайся. За что? Да ни за что, сам слышал. Полностью реабилитирован как безвинно пострадавший по ложному обвинению. А когда… Давно это было, очень давно. Можно сказать, в другой жизни… А во всю эту писанину я не очень верю, — он кивнул на анкету, которую заполнял Миша. — Станет мне государство пенсию прибавлять!

— Трудно будет, — признал Миша. — Но мы постараемся.

— Так какое у вас всё-таки было ложное обвинение? — настаивал я.

— Все в деле написано, в этих бумажках, — ответил Севериныч, махнув рукой.

— За длинный язык его притянули, за что же ещё, — сообщил вместо него Миша. — Аккурат после войны угораздило его взять и вякнуть, что, — тут Миша торжественно зачитал по одному из протоколов, — «вёл антисоветскую пропаганду, клевеща на советский гимн и флаг и призывая к террористическому акту лично против товарища Сталина…» Да это ж вообще расстрельная статья, по тем временам. Скажи спасибо, что в живых остался.

— Вот ещё, «спасибо» говорить! — то ли в шутку, то ли всерьёз обиделся Виссарион Северинович. — И вовсе не так я сказал, это они все переврали. Я сказал, что «этими палочками только барабанную дробь на наших животах выбивать»… Понимаешь, — повернулся он ко мне (он взволновался, и последнее слово прозвучало у него с совсем выпуклым нашим окающим говорком, приблизительно так: «Понима'шь»), — тогда с колхозниками расплачивались не живыми деньгами, а трудоднями, палочки ставили в учётных тетрадках, кто сколько трудодней наработал, а потом эти палочки подсчитывали и соответственно продукты выдавали. Вот, значит, я как получил осенью один мешок дрянной картошки, за все-то мои труды, так не выдержал и ляпнул. Ведь как мешком картошки всю зиму прокормиться? Правда, — тут он хитро улыбнулся — видно, природа брала в нём своё, — я ещё добавил: «Такой бы гимн Советского Союза получился — сам бы товарищ Сталин обрадовался!» А какая-то сволочь возьми и стукни! А они, значит, из этой фразы стали всякие смыслы вытягивать, чтобы меня под террористическую статью подвести. Это уж потом разобрались, в пятьдесят шестом году, спустя семь лет. А теперь, значит, мне, может, и деньжат перепадёт.

— И вы так все семь лет на севере и были? — спросил я.

— Нет, — ответил он. — Первые два года я был здесь. Ведь вокруг нас в те годы существовало целых четыре огромных лагерных зоны, которые достраивали и поддерживали в порядке Волго-Балт.

— До самых Мариинских лагерей, — пробормотал Миша. И какое-то напряжение в нём было — видно, он думал о чём-то своём, о личном.

— Вот именно, — кивнул Севериныч. — Сейчас-то только одна зона и осталась. И даже не зона, а так, недоразумение, если судить по понятиям тех времён. Впрочем, — он насмешливо прищурился, — и от неё одной хлопот хватает, да?

— Хватает, — согласился Миша. — Вот и сейчас двух беглых ловим, нас к этому делу тоже подключили.

— Как же они убёгли? — поинтересовался смотритель.

— Ой, Виссавериныч, — сказал Миша, — давай сначала с нашими делами закончим, немного осталось. А то ты мне совсем мозги заполощешь, я ведь тебя знаю. Значит, сколько мы имеем общего твоего трудового стажа на севере, давай считать…

— Да чего там считать, всё ясно, — буркнул смотритель, хотя было видно, что на самом деле ему приятна вся эта история.

А я напрягся в ожидании Мишиного рассказа. Беглые заключённые — это всегда интересно. О нескольких случаев побегов за последние годы мы слышали. Кто сбежал на этот раз?

Глава ТРЕТЬЯ. БЕГЛЕЦЫ

Миша провозился с бумагами Виссариона Севериновича ещё минут пятнадцать, а я тем временем припоминал известные мне случаи побегов из зоны. Сама лагерная зона находилась на той, дальней стороне, километрах в двадцати от берега озера, рядом со старинными шлюзами, построенными ещё Петром Первым. Эти шлюзы должны были регулировать приток воды в половодье. Волго-Балт — основной сегодняшний водный путь — прошёл чуть в стороне от этих шлюзов, и они почти утратили своё значение. Разумеется, без них весенние наводнения все равно грозили бы неприятностями, но уже не такими большими, как раньше. А корабли через них почти не ходили — разве что, небольшие грузовые суда да баржи, по воде вывозившие товары, которые делали в зоне. Мебель и прочее.

От взрослых я знал, что до сих пор при строительных и земляных работах выкапывают кости тех, кто трудился над возведением этих шлюзов: народ там не щадили, и людей полегло невесть сколько. Зато больше трехсот лет эти шлюзы обеспечивали нормальное судоходство в огромном районе. И ещё я знал от взрослых, что, когда после смерти Сталина расформировали большие лагерные зоны, оставили только эту колонию — колонию строгого режима. Судя по названию, сидели там самые что ни на есть бандиты, осуждённые за тяжкие преступления. Побеги хоть и редко, но случались. Последний произошёл летом, когда из-за урагана порвало провода и в колонии на несколько часов отключилось электричество. Несколько заключённых воспользовались тем, что через колючую проволоку не идёт электрический ток, а часовые почти ничего не видят в наступивших сумерках — потому что прожектора, естественно, тоже не работали — и смылись. Их всех поймали быстро, буквально в два-три дня.

А теперь, значит, новый побег.

Я тихо пил чай, закусывал вареньем и ждал, когда Миша и смотритель покончат с бумагами. Потом Миша убрал бумаги в свою сумку, типа планшета, и, поглядев на меня сказал:

Перейти на страницу:

Алексей Биргер читать все книги автора по порядку

Алексей Биргер - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.Ru.


Тайна взорванного монастыря отзывы

Отзывы читателей о книге Тайна взорванного монастыря, автор: Алексей Биргер. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Nice-Books.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*